Антиборщевик
Взаимодействие с администрацией

Борщевик в России. Обзор ситуации в целом, перспективы

Статья получилась длинная и с кучей ссылок, но если вы действительно хотите разобраться, то придётся запастись терпением и прочитать вот это вот всё. :) Кратко изложить можно, но тогда получится как в старом добром анекдоте про парашютистов.

Итак, за последние пару дней уже довольно много человек прислали мне ссылку на недавнюю статью Марии Антоновой в New York Times, журналисты вчера весь день звонят, будучи под впечатлением, и спрашивают: «У нас что, реально всё заросло? Что делать-то с этим борщевиком??»

Сейчас попробую разложить всё по полочкам, ответить на эти вопросы и по возможности объективно дать оценку ситуации в стране.

Почему я могу претендовать на объективность? :)

Потому что очень хорошо знаю все контрасты ситуации в России по трём регионам:

Тамбовская область – борщевика нет или почти нет. Пока. У меня там родственники, езжу к ним периодически.

Московская область – борщевик есть, и даже много, но борьба ведётся. Здесь я живу и знаю ситуацию изнутри.

Тверская область – … вертится на языке одно слово, но оно нецензурное, поэтому писать его не буду. Здесь я с детства отдыхала, но последние годы приезжаю в основном для того, чтобы спасать от борщевика дорогие мне места, отдыхать уже особо некогда.

Кроме того, я веду активную переписку с людьми со всей страны. Сообщество Антиборщевик включает жителей очень многих регионов.

О ситуации в целом

Россия очень большая и очень разная. Нельзя сказать, что у нас всё абсолютно плохо, но и нельзя сказать, что абсолютно хорошо. Что будет дальше – зависит от того, что мы будем делать сейчас. Как бы пафосно это ни звучало, но судьба нашей родины сейчас реально зависит от каждого из нас.

А теперь разберём всё по порядку.

Федеральный уровень

На федеральном уровне, действительно, борьба с борщевиком не ведётся. Это чистая правда! Я уже несколько лет пишу обращения к высоким властям, но получаю отказы. В нашей стране нет законов, согласно которым с борщевиком следует бороться. Регионы лишь имеют право, но не обязаны. Подробный ответ из администрации президента можно почитать здесь. Там же ссылка на текст моего обращения от имени сообщества Антиборщевик. Борщевик Сосновского пока что считается просто сорняком, вроде крапивы или лопухов, хотя по факту есть принципиальная разница. Карантинным видом борщевик не признают, поскольку он очень широко распространён (а карантинный вид, по определению, должен отсутствовать в РФ или быть мало распространённым).

Чтобы начать борьбу на федеральном уровне, необходимо придать борщевику и другим широко распространённым инвазионным видам особый статус. Можно так и назвать это – опасный инвазионный вид. Борщевик не одинок в своей агрессивности к нашей природе, но раз сейчас речь о борщевике – давайте пока разберемся хотя бы с ним. Кому интересно про остальные – можно почитать, например, вот эту книгу.

ООПТ (Особо Охраняемые Природные Территории)

Особо тяжелый случай – борьба с борщевиком в ООПТ. Мария Антонова ходила со мной патрулировать Лосиный Остров на предмет отдельных растений и небольших групп борщевика, поэтому не затронуть тему ООПТ было нельзя, и мы много говорили об этом. Не всё вошло в статью, поэтому скажу здесь.

Всегда считалось, что лучшее, что мы можем сделать для природы – это оставить её в покое, не вмешиваться. Федеральные законы сейчас реализуют именно этот принцип. Однако мир поменялся, теперь жить как раньше уже нельзя. Если оставить в покое борщевик Сосновского, то вскоре мы получим его монозаросли и будем наблюдать исчезновение многих растений и животных. Да, и животных тоже, потому что им становится нечего есть и некомфортно жить в тени огромных листьев борщевика – разнообразие фауны тоже очень сильно сокращается при зарастании территорий борщевиком.

На уровне федеральных законов необходимо срочно пересмотреть нормы, касающиеся вмешательства в природные процессы для ООПТ, в том числе для заповедников и заповедных зон национальных парков. Если человек не будет заниматься предотвращением биологических инвазий на этих территориях, то мы их просто потеряем, прежних экосистем там не останется.

А теперь поговорим про регионы…

Чистые и почти чистые регионы

Это ответ на вопрос, всё ли у нас заросло. Нет, ещё не всё. Подробнее – в летнем посте группы про Тамбовскую область. Что будет дальше с такими регионами – зависит в большей степени от населения, нежели от региональной администрации. Потому что, к примеру, глава региона не может лично заглянуть под каждый куст. Просто физически не может. Да и это не его зона ответственности.

Люди! Смотрите в оба! При обнаружении первых случайных борщевиков срочно откладывайте все свои дела и бегите уничтожать их немедленно! Это ваша часть работы по спасению природы нашей страны, никто другой за вас это не сделает!

Частично заросшие регионы

Нет, ещё не вся Россия вымерла, ещё есть живые деревни, которые даже с опозданием осознав проблему, не сдаются и борются с борщевиком. И сами борются, и к администрации обращаются.

Нет, власть ещё не захватили борщевики, во власти ещё есть неравнодушные люди, которые оказывают помощь.

Читая такие вдохновляющие истории, важно понимать, что неравнодушие власти всегда начинается с неравнодушия населения.

Как показывает опыт, представители власти на местах делают либо то, что сами считают нужным, либо то, что просят люди. Оно и логично: зачем делать то, что никому не нужно? Никто ведь даже спасибо не скажет... Поэтому чтобы кто-то что-то делал — надо просить. Если вы не просили, то совершенно бессмысленно сидеть и жаловаться у себя дома на кухне, что власть не борется с борщевиком. Если на весь регион было всего пара обращений, то никто не побежит принимать региональную программу и выделять средства на борьбу. Например, программа по борьбе с борщевиком в Московской области появилась не вдруг сама, а именно после многочисленных обращений жителей. Теперь обрабатывают обочины (один из главных путей разноса семян на новые территории), регулярно косят борщевик в городах (а кое-где даже выкапывают), штрафуют нерадивых собственников, которые игнорируют все предписания о том, что надо бы убрать их собственный борщевик. Жаловаться на борщевик очень просто и удобно через региональный портал для жалоб.

Для принятия региональных программ обращения должны быть массовыми, чтобы региональным властям стало очевидно, что людей волнует эта проблема, что её надо решать. Но даже один человек из одной деревни может достучаться и получить помощь (пример по ссылке выше). А под лежачий камень вода не течёт.

Часто отсутствие борьбы оправдывают бедностью, нехваткой средств. Однако, легко можно доказать, что дело не только в средствах. Вот смотрите. Есть один способ борьбы с борщевиком, не требующий вообще никаких материальных вложений: штрафы за борщевик для собственников всех земель. Есть федеральный закон о том, что сельхоз земли не должны зарастать борщевиком, а вот про все категории земель есть закон пока лишь в четырёх регионах: Московская область, Ленинградская область, Москва и Санкт-Петербург. Чего ждут остальные – не понятно.

Принять закон в регионе – дело довольно простое. Его даже сочинять не надо, можно просто списать, как списала Москва у Московской области, практически под копирку. :) Результат: закон принят и вступил в силу этим летом, собственники озадачились. Первые результаты, надеюсь, увидим в следующем году. В Московской области с 2018 года штрафуют за бездействие (обратите внимание! Не за наличие борщевика, а за именно за бездействие!) – и собственники действительно начали шевелиться. Не все, конечно… Есть некоторый процент идейных пофигистов, которые готовы оплатить своё право на пофигизм, но всё же очень многие зашевелились.

Регионы в тяжёлом состоянии

Это тоже есть, и на это нельзя закрывать глаза. Не все могут представить, что вообще такое возможно. Это не укладывается в нормальной человеческой голове. Если бы я сама не видела, то тоже, наверно, не поверила бы.

Нынешним летом одна журналистка (Татьяна Ускова) спросила у меня локацию какую-нибудь, где много борщевика. Я сначала грешным делом подумала, что это просто для того, чтобы упомянуть в статье. Но Татьяна взяла и реально туда поехала. И вот такая статья у неё в итоге получилась — не правда ли, выделяется среди публикаций про борщевик?... Потому что после непосредственного созерцания вот этого вот всего мир уже не будет прежним. Фотографии борщевика в интернете, конечно, страшные, но не настолько.

Для тех, кто не имеет возможности съездить и посмотреть лично, в сети лежит видео из республики Коми, которое я настоятельно рекомендую смотреть на большом экране.

Село живое, жители его занимаются сельским хозяйством. Но как видно, одним только сельским хозяйством теперь уже ситуацию не спасти.

В конце статьи Марии приведена цитаты жительницы Тверской области: «The hogweed is not perceived as a problem because there is no population here to perceive it as a problem» (Борщевик не воспринимается как проблема, потому что здесь нет населения, которое воспринимало бы его как проблему) .

К несчастью, оба варианта понимания этой фразы верны. Есть деревни, где действительно уже некому бороться. Физически. Старики умерли, а их дети уехали в города. А есть и деревни и города (в том числе крупные города!), где людей полно, но они именно не воспринимают борщевик как проблему. Я об этом несколько раз писала в группе. Вот некоторые посты по теме:

Эксперимент на людях

«Надо бы вам тут какую-нибудь общественность», — сказал дачник

Почему не стоит ругать власть, а лучше начинать с себя

Если государство возьмётся за решение проблемы в федеральном масштабе, то предстоит колоссальная работа по просвещению населения и мотивации его на борьбу. Пока «средняя температура по больнице» не ах, отдельные активисты есть (крепко обнимаю каждого!) , но картина в целом довольно мрачная.

Моё мнение насчёт статьи в New York Times

Я от всей души благодарна Марии Антоновой за проделанную работу и за то, что она не побоялась рассказать о неприятном. Статья не получилась объективной и всесторонней, но какого-то откровенного вранья в ней нет.

Есть одна неточность: «The invasion is one of the many environmental disasters brought on by Soviet centralized planning.» — это не совсем так. В XIX-ХХ веке люди стали очень активно перемещаться по планете и перевозить различные живые организмы туда-сюда вольно и невольно. Часть организмов погибает в чуждой им экосистеме, часть натурализуется. И лишь некоторые оказываются очень успешны на новом месте. Настолько успешны, что начинают вытеснять местные виды. Очень трудно предсказать заранее, проявит ли организм на новом месте инвазионные свойства. Проблема биологических инвазий очень глобальная, борщевик – лишь частный случай. Не думаю, что советское централизованное планирование сыграло тут какую-то решающую роль. В нашем сельском хозяйстве есть очень много интродуцированных растений: картофель, кукуруза, рис… Едим же мы картошку за обе щёки – никто ведь не обвиняет правительство (ещё Петра I), что завезли к нам картофель… А с борщевиком проблема в том, что он не вписался в наши экосистемы. Если и виноват кто-то из наших предков, то только те, кто увидел активное расселение борщевика и не забил тревогу вовремя, когда можно было бы принять меры только в колхозах и вокруг колхозов, где разводили борщевик.

Мне не понравился акцент на то, как всё ужасно и беспросветно, но тем не менее, эта статья — тот важный тёмный штрих, без которого общая картина не была бы правдивой. В нашей стране, действительно, есть очень много территорий в тяжёлом состоянии. Это правда, и надо её увидеть как есть, не прятать голову в песок. Осознание ситуации «как есть» — это единственный способ решить проблему на самом деле. Фильм «Матрица» все смотрели? Вот и с борщевиком то же самое…

Что же будет дальше? Всё пропало?!

Будущее нашей страны в целом и будущее малой родины каждого из нас зависит от наших действий в настоящем. Мы не можем изменить прошлое (борщевик уже завезён и уже успел широко расселиться), но мы можем делать правильные вещи, работающие на результат, в настоящем. Это в наших силах. И за последствия мы несём каждый свою долю ответственности.

Что мы можем сделать прямо сейчас?

1. Изучить, что есть борщевик Сосновского и как с ним бороться

На сайте Антиборщевик.рф есть все необходимые материалы, чтобы разобраться в ситуации и начать действовать.

Особенно важно понимать общий подход к борьбе при нехватке ресурсов на всё и сразу, эта статья продублирована также в нашей группе Вконтакте. Если есть вопросы, их можно и нужно задавать в наших группах в соцсетях. Вы точно не одиноки, вместе обязательно разберемся и придумаем, как быть именно в вашей ситуации.

2. Обращаться к местной администрации

Сейчас, пока осень – время планирования работ и бюджетов и работ на следующий год – полезно обращаться к своей местной администрации (писать письма и ходить на личные и приёмы). Если кто не знал – план работ по борщевику составляется исходя из обращений жителей, то есть от ваших хождений на приёмы и писем реально зависит, что будет делать ваша местная власть в следующем году.

3. Говорить с соседями

Объяснять рядом живущим людям, что у нас тут борщевик и нужно срочно бороться с ним, если не хотим совсем зарасти, как Тверская область.

4. Уничтожать борщевик физически

Взять лопату и пойти выкопать ниже корневой шейки сколько-нибудь зелёных растений борщевика, которые не цвели в этом году (они никуда не денутся и вылезут весной). Особенно ценно выкапывание отдельных экземпляров: это предотвращает образование новых зарослей.

В уже имеющихся зарослях отцветшие сухие трубки следует повалить на землю, чтобы ветер не разносил семена на новые территории.

Итог

Каждый из нас может сделать хоть что-то. Бездействие = жизнь в борщевике.

БОРЩЕВИК СОСНОВСКОГО: ОБЗОР СИТУАЦИИ В РОССИИ, изображение №1

 

На фото – город Тверь. Это крупный город, областной центр, отнюдь не вымирающая деревня. А если учесть, что борщевик растёт даже в Москве, где много миллионов населения и уж точно средств на всё хватает, то мне кажется правильным рассматривать распространение борщевика как отдельную, совершенно самостоятельную проблему. Решать её можно только совместными усилиями, если каждый будет делать всё возможное, а не переводить стрелки на других.

Взаимодействие с администрацией